Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

В условиях сверхдолголетия на Земле станет неминуемо тесно

- А не забыто ли во всех этих рассуждениях нечто отнюдь не маловажное? Земля ведь ограничена в своих размерах! Так что в условиях бессмертия на ней очень скоро станет тесно. Туго придется и с сырьем, энергией.

- «Под небом места много всем». Эта лермонтовская строка приобретает сегодня новый смысл: выход в космос открывает перед человечеством новые просторы, новые источники энергии и сырья. Интересно, что заселение планет, по некоторым прогнозам, начнется в 2000 году, а бессмертие - в 2090-м.

- Столь «дальновидные» прогнозы могут ошибаться!

- Что поделаешь, заглядывать вперед все равно необходимо.

- Мы должны думать за своих потомков?

- Не за них, а о них. Будущее закладывается в настоящем.

«Имеется один важный материальный фактор, ограничивающий в конечном итоге научное и техническое развитие общества, - читаем в книге профессора Шкловского «Вселенная. Жизнь. Разум». - Ресурсы вещества и энергии, необходимые для такого развития, не являются неисчерпаемыми».

В условиях сверхдолголетия на Земле станет неминуемо тесно
В условиях сверхдолголетия на Земле станет неминуемо тесно

Если бы производство энергии удваивалось завтра, как и сегодня, каждые 20 лет, то через 100 лет оно увеличилось бы в десятки раз, через 1000 - в тысячи, через 2000 - в миллионы.

Допустим, оно будет расти в десятки раз медленней, чем ныне, - со скоростью 0,3 процента ежегодно. Даже при столь мизерных темпах его объем удвоится через 100 лет.

Таковы потребности. Их не удовлетворить улавливанием солнечных лучей, падающих на Землю. Другие возможности?

Будем оптимистами, говорит профессор Шкловский, и примем, что человечество овладеет новым источником энергии, научившись управлять термоядерной реакцией. Допустим также, что люди научатся сжигать в термоядерных топках не только тяжелый водород, ио и обычный. Для его получения можно использовать воды Мирового океана (вернее, какую-то их часть, скажем десятую; осушать Землю в большей степени едва ли целесообразно). Увы, эти огромные - на первый взгляд неисчерпаемые - запасы сырья израсходуются через несколько тысячелетий.

Но люди распахнули дверь во вселенную! Уж там ли не в достатке жизненное пространство, вещество, энергия? Освоение планет, перестройка солнечной системы даст человечеству грандиозное обиталище, способное принять миллионы, миллиарды землян-переселенцев. Правда, и задача эта грандиозная. Ее решение может растянуться на века, если не на тысячелетия.

Ну а много ли времени в запасе у человечества?

Возьмем в качестве примера ту же энергетику. Если нынешние темпы ее развития (удвоение производства за 20 лет) сохранятся и в будущем, последствия столь бурного прогресса через два-три века могут остро поставить самые серьезные проблемы (нарушение теплового баланса Земли и т. п.). Не исключено, что мощные энергетические системы придется выносить за пределы нашей планеты. Но подготовка к этому требует интенсифицировать исследования в области космонавтики, и очень хорошо, что они усиленно ведутся уже сегодня.

Практически неисчерпаемым источником ядерного горючего способны стать большие планеты, состоящие преимущественно из водорода (например, Юпитер). Однако, чтобы овладеть этими ресурсами энергии, прогресс космонавтики уже недостаточен, хоть и необходим. Нужно сделать управляемым термоядерный синтез. И хорошо, что работа здесь ведется широким фронтом.

Короче говоря, количественный анализ ожидаемых потребностей и возможностей не просто полезен - он крайне нужен, чтобы определить заблаговременно, какие направления научно-технического прогресса наиболее важны.

Конечно, прогноз, заглядывающий далеко в будущее, весьма гипотетичен. Он не в состоянии предугадать новые революционные открытия и изобретения, которые качественно изменят возможности человечества. Так что же - спокойно ждать их?

«Вне зависимости от того, когда истощатся наши ресурсы - через 100 или даже через 1000 лет, не несем ли мы известную ответственность перед нашими потомками? - пишет в книге «Наше Солнце» доктор Д. Мен-зел, известный американский астрофизик. - Если не принять своевременных мер, истощение горючих ископаемых станет мировой катастрофой. Проблема очень обширна. Возможно, понадобятся сотни лет для ее полного решения. И сейчас самое время приступить к нему».

Что было бы с нами, если бы наши предки рассуждали подобно мадам Помпадур: «После нас - хоть потоп»? К счастью, этого взгляда придерживались разве лишь такие, как она, фаворитка французского короля Людовика XV. Те немногие, которых Салтыков-Щедрин называл «помпадурами» и «помпадуршами».

А знаете, сколько у вас предков? Приблизительно 80 миллиардов. (Из них примерно 3,6 миллиарда сгорело В огне 14-15 тысяч военных пожаров, полыхавших па Земле последние 5-6 тысяч лет). Столько людей прошло по Земле до нас с вами. Без того наследия, которое они нам оставили, не было бы и того вклада, которым гордится XX век.

«В состав того, что мы называем человечеством, входит более мертвых, чем живых, - писал К. Тимирязев. - Эта утешительная, гуманная мысль великого мыслителя, напоминая нам о преемственности умственных и нравственных благ, составляющих общее достояние человечества; напоминая о том, что тот, кого уже нет, продолжает жить между нами, в своих идеях, в своих делах, своим примером, - эта мысль относится, конечно, не только к тем великим гениям, которые озаряют путь для всего человечества, но и к более скромным деятелям, жившим жизнью мысли, поддерживавшим нравственный идеал...»

Ныне во всем мире ежегодно рождается приблизительно 130 миллионов человек, умирает более 50 миллионов. То есть к миллиардам живых прибавляется по 80 миллионов (примерно 200 000 в день, 8000 в час, более 130 в минуту, двое менее чем за секунду). Статистики оригинального жанра прикинули, что суммарный вес всех наших здравствующих современников превышает 200 миллионов тонн. И напомнили на всякий случай: живая человеческая «биомасса» будет безостановочно увеличиваться и далее. Дескать, вот какую «на<грузку» - на каждый гектар угодий, на каждый кубометр земных недр - оставляет теперь настоящее будущему. > Как же в действительности тяжелеет эта «ноша»?

Возьмем полезные ископаемые. Скажем, топливо. Его добыча растет. Но еще быстрее увеличиваются его разведанные запасы.

В СССР население увеличивается на 1 человека секунд за 10 и в 1973 году перевалило за 250 миллионов. Перед революцией оно было 150-миллионным (округленно, конечно). Его плотность, а с ней и «нагрузка» (на одну и ту же площадь нашей территории) резко выросли. Топлива всех видов мы извлекаем из недр в десятки раз больше, чем в 1913 году. Но еще выше темпы, какими прибавляются к уже известным его ресурсам новооткрытые. Крупномасштабные геологические изыскания, предпринятые за годы Советской власти, в корне изменили представления об этих сокровищах.

До революции о своих газовых богатствах Россия, по существу, не знала. В СССР незадолго до войны их оценивали уже солидными цифрами - 1,2 триллиона кубометров. Недавно выяснилось, что это вдесятеро меньше, чем найдено в одной только Якутии. И в 25 раз меньше, чем в Западной Сибири.

Установлено, что СССР имеет примерно половину ресурсов газа, 55 процентов угля, 60 процентов торфа.

Как свидетельствует академик А. Сидоренко, министр геологии СССР, по многим видам полезных ископаемых мы разведали не более 5 процентов от их возможных (прогнозных) запасов.

Конечно, не все страны столь щедро одарены природой, как наша. Неспроста во многих из них все чаще говорят о сырьевом голоде, энергетическом кризисе. Но тем нужнее самое «дальнобойное» прогнозирование, которое выявляет и уточняет потребности человечества и возможности удовлетворить их. Если же тревога действительно обоснована, то разговор о ней в полный голос лишь поможет сосредоточиться на проблемах. Чтобы сделать все необходимое для их заблаговременного решения, чтобы они не застали людей врасплох.

Да, общество в долгу не только перед уходящими поколениями. Оно ведь не может жить лишь сегодняшним днем! Думая же о работниках, оно одновременно печется об их смене - не менее заботливо, чем о них самих. Не забывает даже о еще не родившихся поколениях, заранее готовя им, что называется, самый радушный прием, самые благоприятные условия воспитания. Вспомните, какое внимание уделяется у нас рождаемос-та, охране материнства и младенчества в каждой пяти> летке, в наших планах и программах, рассчитанных на более отдаленную перспективу.

Ну а дети наших детей, внуки наших внуков? Те, кто появится на свет через многие десятилетия, через века? Разве они только потребители, «едоки», которые пожалуют к столу на все готовое? Разве это не грядущие созидатели, продолжатели нашего дела? Им предстоит еще больше умножить накопленное ныне богатство. На них ляжет забота и о наших внуках, которые к тому времени будут дедушками и бабушками. О своих далеких потомках.

Это вечное движение - не только в смене поколений, но и в их делах, вкладе в наследие предков, которое снова и снова передается потомкам.

Не очевидно ль, что близорукость в подходе к этой извечной эстафете напоминала бы патологическую, мягко выражаясь, беззаботность маркизы де Помпадур?

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'