Новости Библиотека Учёные Ссылки Карта сайта О проекте


Пользовательский поиск





предыдущая главасодержаниеследующая глава

'Пенсионеров слишком много'?

- Если приложить одну и ту же линейку к различным измерениям мира социализма и антимира капитализма, то, очевидно, еще четче проявится несходство между ними?

- Особенно если ке ограничиваться чисто экономической арифметикой, а сочетать ее с полатэкономиче-ской алгеброй.

- Допустим, речь идет о постарении населения. О демографической тенденции, общей для всех развитых стран. Какие здесь могут быть различия между ситуацией у нас и за рубежом?

- Что ж, давайте сопоставим характер этого явления в СССР и на Западе.

«Мы становимся обществом пенсионеров», - сетовал еще в 30-е годы немецкий демограф Ф. Бургдерфер, автор книги «Народ без молодежи». После второй мировой войны о том же самом на Западе заговорили громче, чаще, тоскливей.


'Пенсионеров слишком много'?

Например, парижский ежемесячник «Регар» возвещал «неимоверную нужду», которую несет Франции эта самая тенденция - соотношение между иждивенцами и работниками изменяется в пользу первых. Швейцарский экономист Ф. Лютольф предупреждал соотечественников: «Наиболее характерной чертой предполагаемого развития оказывается не рост всего населения (он остается в нормальных пределах и, пожалуй, не влечет за собой радикальных экономических последствий), а ясно выраженное старение, которого следует ожидать... Нужно будет прокормить все больше людей, в то время как численность экономически активного населения относительно уменьшится».

На разные лады, но, по сути дела, те же опасения высказывали английские, австрийские и другие авторы (прежде всего западноевропейские и американские).

Расчеты, по-видимому, безукоризненны. И на первый взгляд не очень-то отрадную экономическую перспективу обусловливают чисто демографические факторы. Попробуем, однако, разобраться в ситуации теми же приемами - по-бухгалтерски строго.

Только по официальным данным, только США и только с 1929 по 1966 год потеряли из-за безработицы около 10 миллиардов человеко-недель. Основной ущерб нанесен трудящимся: за тот же период они недобрали , на зарплате примерно 500 миллиардов долларов. Эти-|) ми подсчетами не охвачена полубезработица.

Общий же урон настолько значителен, что не дается исчислению. Он выражается в самых разных формах. Это, например, профессиональная дисквалификация кадров, отставание в уровне общих и специальных знаний, не говоря уж о непоправимом моральном ущербе - и для самого человека, обреченного на вынужденное безделье, и для его семьи, и для общества в целом.

Между тем такое «избыточное» население, по словам Ленина, «составляет необходимую принадлежность! капиталистического хозяйства, без которой оно не мог-1 ло бы ни существовать, ни развиваться». И эта обреченность заставляет снова и снова заводить разгозоры о «нахлебниках» общества, подогревая страхи перед «лишними руками и ртами».

При социализме, навсегда покончившем с безработицей и прочими социальными недугами, которые лихорадят дряхлеющий организм капиталистического строя, у нас нет и неуверенности в завтрашнем дне. Это не означает, разумеется, что общество, которое идет навстречу лучшему будущему, созидая истинное счастье всего человечества, как Маркс называл коммунизм, не нуждается в точных экономико-демографических оценках своего развития, своих перспектив. Напротив, такие расчеты абсолютно необходимы - без них просто немыслимо научно обоснованное прогнозирование и планирование, которое ведется в Советском Союзе и других государствах - членах СЭВ.

У нас, например, перепись 1970 года показала: в народном хозяйстве тогда было занято более 115 из 242 миллионов человек. А остальные 126 миллионов - кто они? Стипендиаты (свыше 3 миллионов), пенсионеры (33 миллиона), иждивенцы отдельных лиц, а также занятые в личном подсобном сельском хозяйстве члены семей колхозников, рабочих и служащих (89 миллионов).

Располагая такими цифрами, демографы вычисляют «иждивенческую нагрузку». И по характеру ее изменений в прошлом и настоящем судят о ее эволюции, ожидаемой в ближайшем и отдаленном будущем.

Вот данные трех последних переписей. В 1939 году стипендиаты, пенсионеры и иждивенцы, вместе взятые, составляли 48,3 процента всего населения, а вкупе с занятыми в личном подсобном хозяйстве (4,8 процента) - 53.1 процента. В 1959 году оба слагаемых дали 52,4 процента (47,7 процента плюс 4,7 процента), а в 1970-м - 52,0 процента. Здесь перед нами медленное, но верное уменьшение.

Доля же занятых в народном хозяйстве постепенно увеличивалась, хотя и ненамного, заметней: сначала 46.2 процента, потом 47,5 процента, наконец, 47,8 процента. Этот процент рос в основном потому, что в общественное производство вовлекались люди, занятые в домашнем и личном подсобном сельском хозяйстве. За последнее время, однако, их численность резко сократилась - с 18 миллионов в 1959 году до 6 миллионов в 1970-м.

И вот один из выводов на будущее: здесь трудовые ресурсы исчерпаны практически «до дна». Спрашивается, почему? Как-никак 6 миллионов - вроде бы немало! Да, но многие из них ие могут работать потому, что сидят с детьми. А у нас ежегодно рождается более 4 миллионов малышей.

Казалось бы, уровень занятости уже не может расти. Но мы не должны забывать про тех, кто вступает в пенсионный возраст. Прибавьте тех, кто поторопился уйти на покой, хотя полон еще сил. Это многомиллионный контингент трудовых резервов!

предыдущая главасодержаниеследующая глава




Rambler s Top100 Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2001-2017
При копировании материалов активная ссылка обязательна:
http://nplit.ru 'NPLit.ru: Библиотека юного исследователя'